Защита по уголовным делам!
Сайт кандидата юридических наук Голубева Владимира Васильевича
Перейти к контенту
Допрос адвоката
Справочник уголовного адвоката

Допрос адвоката

Несанкционированный вызов на допрос адвоката

Следствие признало несанкционированный вызов на допрос адвоката АП Московской области неправомерным

Как сообщает «АГ», 5 марта заместитель руководителя первого следственного отдела СУ ГВСУ СКР, старший следователь по особо важным делам первого следственного отдела, полковник юстиции А. Степанов вынес постановление, которым признал незаконной попытку следователя по особо важным делам Ю. Самсонова допросить адвоката АП Московской области (далее – АП МО) Р. Злотина в качестве свидетеля по уголовному делу в отношении его доверителя без санкции суда. Председатель Комиссии АП МО по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Вадим Логинов добавил, что палата находит постановление законным и обоснованным, но считает его вынесение стандартной процессуальной уловкой следствия.

Попытка вызвать адвоката на допрос в качестве свидетеля

18 февраля 2020 г. Роман Злотин заключил соглашение на представление интересов свидетеля А.В. в рамках уголовного дела в отношении руководителей Управления лесного хозяйства Минобороны России, находящегося в производстве следователя первого отдела СУ ГВСУ СКР Ю. Самсонова. В тот же день адвокат уведомил следователя о заключении соглашения с А.В., а также о намерении присутствовать на проведении следственных действий с его участием.

На следующий день следователь в присутствии А.В. вручил Злотину повестку о вызове его на допрос в качестве свидетеля по тому же уголовному делу, в рамках которого планировался допрос его доверителя. При этом следователь, не составляя постановления об отводе адвоката, потребовал, чтобы тот покинул следственный кабинет и прекратил общение с А.В. Свидетель, несмотря на то, что явился на допрос с избранным адвокатом, в итоге написал заявление, что в ходе допроса в услугах адвоката не нуждается.

Как пояснил «АГ» Роман Злотин, А.В. являлся ключевым свидетелем по одному из эпизодов уголовного дела. По мнению адвоката, следствие рассчитывало получить от него показания, изобличающие фигурантов уголовного дела, и присутствие на его допросе защитника могло помешать этим планам.

Роман Злотин также добавил, что подобная практика незаконного отвода адвоката из уголовного дела до недавнего времени довольно часто успешно применялась органами следствия. Однако в апреле 2019 г. Конституционный Суд РФ в Определении № 863-О прямо указал, что допрос лица, обладающего статусом адвоката, возможен только на основании постановления суда. Руководствуясь данным определением, Роман Злотин обжаловал действия следователя в порядке ст. 125 УПК в 235-й гарнизонный военный суд, а также направил жалобу руководству ГВСУ СК РФ.

Обжалование действий следователя

В жалобе в ГВСУ СК РФ (имеется в распоряжении «АГ») со ссылкой на положения Закона об адвокатуре (п. 1, 2 ст. 8) и вышеуказанные правовые позиции КС адвокат подчеркнул, что любые сведения, связанные с оказанием юридической помощи доверителю, являются адвокатской тайной. Кроме того, как отмечается в жалобе со ссылкой на Определение № 863-О/2019, проведение допроса адвоката в качестве свидетеля допускается только на основании судебного решения в силу предписаний п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре.

Также заявитель обратил внимание на то, что приведенным положениям корреспондирует ст. 56 УПК РФ, согласно которой допросу в качестве свидетелей не подлежат адвокат, защитник подозреваемого (обвиняемого) – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или ее оказанием, за исключением случаев, если сам адвокат (защитник) ходатайствует о допросе с согласия и в интересах доверителя (п. 2 и 3 ч. 3). «Данная норма установила для адвокатов-защитников дополнительные гарантии, обусловленные их особым статусом, она пользуется приоритетом как специально предназначенная для регулирования соответствующих отношений», – сообщается в документе.

Кроме того, подчеркивается, что согласно правовой позиции КС (Определение от 15 января 2016 г. № 76-О) установленный УПК РФ запрет допрашивать адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу или в связи с оказанием иной юридической помощи, распространяется на обстоятельства любых событий – независимо от того, имели они место до или после допуска адвоката к участию в деле в качестве защитника, а также кем решается вопрос о возможности допроса адвоката – судом или следователем. Таким образом, вызов следователем адвоката на допрос без получения санкции суда является нарушением ч. 3 ст. 56 УПК РФ и п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре.

При этом заявитель также указал, что изложенная в жалобе правовая позиция поддержана руководством АП МО, направившей в адрес ГВСУ СКР соответствующие разъяснения о том, что, вызвав на допрос адвоката без соответствующей санкции суда, следственный орган нарушил действующее законодательство. Адвокат добавил, что руководством палаты ему не рекомендовано являться в ГВСУ СКР без соблюдения следствием судебной процедуры вызова на допрос.

Таким образом, резюмируется в жалобе, своими действиями следователь ввел в заблуждение А.В. относительно его права воспользоваться помощью представителя, в том числе иного избранного им адвоката, и провел следственные действия с участием свидетеля с нарушением его права на защиту.

Там же подчеркивается, что в силу прямого указания ч. 5 ст. 189 УПК РФ, если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, тот присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными ч. 2 ст. 53 Кодекса. Кроме того, ст. 72 УПК РФ не предусматривает право отвода представителя свидетеля в уголовном процессе.

Таким образом, Роман Злотин просил признать действия следователя по вызову адвоката на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу, а также по допросу свидетеля А.В. как совершенные с нарушением права на защиту – т.е. без участия представителя-адвоката, незаконными и принять соответствующие меры дисциплинарного воздействия.

К каким выводам пришел следственный орган

По итогам рассмотрения жалобы требования заявителя были удовлетворены частично (постановление имеется у «АГ»).

«Имея в распоряжении письменное заявление А.В., что он не нуждается при допросе в услугах адвоката, руководство первого отдела ГВСУ СКР отказало в удовлетворении жалобы в части незаконности допроса свидетеля без участия избранного им адвоката», – отметил Роман Злотин.

В постановлении, в частности, поясняется, что А.В. был допрошен 19 февраля с.г. Перед началом следственного действия ему были разъяснены права и обязанности, в том числе право являться на допрос с адвокатом согласно ч. 5 ст. 189 УПК, после чего свидетель заявил, что в участии адвоката при проведении допроса не нуждается, и дал показания относительно известных ему обстоятельств по делу. «Таким образом, доводы адвоката Злотина Р.А. о том, что его участие в допросе свидетеля А.В. являлось обязательным, так как между ними заключено соглашение, о котором он уведомил органы предварительного следствия, являются надуманными и не соответствуют ст. 56 УПК РФ, предусматривающей участие адвоката при допросе свидетеля только в тех случаях, когда свидетель изъявляет желание его пригласить», – сообщается в документе.

Однако, добавил адвокат, оспорить факт вручения ему повестки о вызове на допрос в качестве свидетеля в день допроса свидетеля А.В. следствие не могло. Как указано в постановлении, Роман Злотин 19 февраля 2020 г. действительно был вызван на допрос, назначенный на 11 марта, в качестве свидетеля по тому же уголовному делу в связи с наличием у следственных органов сведений о том, что данному лицу известны обстоятельства, имеющие значение для расследования данного уголовного дела. В силу положений п. 3.2. Определения № 863-О эти действия следователя признаны незаконными, поскольку допрос адвоката допустим только при наличии постановления суда.

Комментируя изложенные в постановлении доводы, касающиеся его отвода, Роман Злотин отметил, что поскольку свидетель А.В. категорически отказался продолжать борьбу с органами следствия по незаконному отводу адвоката, то он не имел права обжаловать далее данные действия следствия.

Однако главный результат жалобы, полагает адвокат, был достигнут – следствие на уровне руководства ГВСУ СК РФ признало, что вызов адвоката на допрос без соответствующего постановления суда является незаконным. Именно поэтому, добавил Роман Злотин, при рассмотрении аналогичной жалобы в 235-м гарнизонном военном суде он попросил суд прекратить производство по его жалобе, поскольку руководство следственного органа на момент ее рассмотрения в суде уже признало действия следователя незаконными, в связи с чем предмет спора отсутствовал.

Участие Адвокатской палаты

Стоит отметить, что Роман Злотин сразу после получения повестки о вызове на допрос сообщил об этом в АП Московской области. Как рассказал «АГ» председатель Комиссии АП МО по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Вадим Логинов, адвокату было выдано разъяснение на имя следователя с изложением норм действующего законодательства и позиций высших судебных инстанций о недопустимости не то что допроса, но даже вызова на допрос.

«АП МО находит постановление законным и обоснованным, но считает его вынесение стандартной процессуальной уловкой следствия, – добавил Вадим Логинов. – Следователь, вызывавший Злотина на допрос, прикомандирован к ГВСУ СКР, входит в состав следственной группы. Естественно, направляя адвокату повестку о вызове на допрос, он согласовывал это с руководством, которое, понимая, что жалоба адвоката, поданная в порядке ст. 125 УПК, будет удовлетворена военным судом, сделало шаг на упреждение. Естественно, после получения постановления адвокат жалобу отозвал, поскольку предмет судебного контроля уже отсутствовал».

В заключение Вадим Логинов обратил внимание на усиление тенденции вызова адвокатов на допрос в нынешнем году. «В большинстве случаев это попытки следствия укрепить доказательную базу такими незаконными методами. Лишь в редких случаях это обоснованно, и тогда у следователя есть заранее полученное разрешение суда на допрос адвоката», – пояснил он, добавив, что Комиссия АП МО по защите профессиональных и социальных прав адвокатов внимательно реагирует на каждый такой случай и при необходимости ее члены участвуют при допросе, защищая права адвокатов.


Модификация вызова адвоката на допрос

В Петербурге адвокатов вызывают на допрос под предлогом наличия согласия их доверителей на это

Санкт-Петербург 26.03.2019 10:27
Как стало известно «АГ», двух адвокатов АП Санкт-Петербурга вызвали на допрос по делам их доверителей, сообщив по телефону, что последние дали согласие на раскрытие адвокатской тайны. В связи с этим АП Санкт-Петербурга дала разъяснения о том, какие условия должны соблюдаться при даче гражданами согласия на проведение допроса их защитников и представителей. В частности, подчеркивается, что в соответствии с п. 3 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката (КПЭА) согласие доверителя на прекращение действия адвокатской тайны должно быть выражено в письменной форме в присутствии адвоката в условиях, исключающих какое-либо воздействие на доверителя как со стороны адвоката, так и третьих лиц. Соблюдение требований КПЭА адвокатом является обязательным.

Как рассказала адвокат Ирина Голобородько, в феврале ей позвонил старший следователь 1 СО 2 УРОВД ГСУ СКР по Санкт-Петербургу Иван Лялицкий и сообщил, что вызывает ее на допрос. Он пояснил, что разрешение на данное следственное действие дал ее доверитель, что было зафиксировано в протоколе его допроса. Ирина Голобородько попросила его направить повестку в АП Санкт-Петербурга. Одновременно с этим она обратилась в палату с заявлением, в котором попросила разъяснить, вправе ли она дать показания.

Адвокат Дмитрий Коваленко сообщил о схожей ситуации. По его словам, ему позвонил старший следователь 2 СО 2 УРОВД ГСУ СКР по Санкт-Петербургу Эльвин Черемис и предложил прийти на допрос, связанный с оказанием услуг доверителю Т. по гражданскому делу. При этом в данный момент в производстве следователя находится уголовное дело, в котором доверитель является свидетелем. Эльвин Черемис пояснил, что Т. дал письменное согласие на раскрытие адвокатской тайны. После этого Дмитрий Коваленко обратился в АП Санкт-Петербурга с заявлением, в котором попросил разъяснить возможность дачи показаний.

Комиссия АП Санкт-Петербурга по защите профессиональных прав адвокатов в ответах Ирине Голобородько и Дмитрию Коваленко указала, что в силу ч. 3 ст. 56 УПК РФ допрос возможен только в случае личного согласия адвоката и согласия его доверителя исключительно по процессуальным вопросам производства по уголовному делу. При этом даже при наличии согласия доверителя именно адвокат принимает решение о явке на допрос и о возможности ответа на те или иные вопросы в соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. № 108-О.

Отмечается, что адвокат обязан отказаться от ответа на вопросы, заданные в ходе его допроса, со ссылкой на ст. 51 Конституции, если посчитает, что они затрагивают интересы доверителей и ход выполнения им поручений на защиту или представление, не являются разъяснением процессуальных вопросов или выходят за рамки сведений, которые адвокат лично готов сообщить в ходе допроса. Указывается, что сообщение любых иных известных ему сведений по делу, составляющих адвокатскую тайну, может послужить основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности.

В ответах подчеркивается, что адвокат относится к лицам, перечисленным в ст. 447 УПК РФ, к которым применяется особый порядок производства по уголовным делам. При этом Конституционный Суд РФ в ряде решений разъяснил, что в отношении таких лиц следственные действия производятся с учетом отраслевых законов, определяющих порядок их совершения, причем нормы этих законов имеют преимущество перед нормами УПК РФ как предоставляющие этим лицам большие гарантии. Указывается, что согласно п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре следственные и оперативно-розыскные действия производятся исключительно на основании предварительного судебного разрешения. Допрос относится к следственным действиям.

Отмечается, что согласно ст. 188 УПК РФ повестка о вызове на допрос лицам, в отношении которых возбуждено уголовное дело, должна быть вручена этим лицам под расписку или направлена по месту их проживания, и они считаются надлежаще извещенными о вызове на допрос с момента вручения им такой повестки.

Кроме того, в ответе Дмитрию Коваленко подчеркивается, что в соответствии с п. 3 ст. 6 КПЭА согласие доверителя на прекращение действия адвокатской тайны должно быть выражено в письменной форме в присутствии адвоката в условиях, исключающих какое-либо воздействие на доверителя как со стороны адвоката, так и третьих лиц. Соблюдение требований КПЭА адвокатом является обязательным. При этом отмечается, что, хотя номер уголовного дела, по которому Дмитрия Коваленко вызывают для допроса, ему не сообщен, данное следственное действие повлечет его отвод, и он далее не сможет представлять интересы Т. в деле.

Председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе указал, что такой способ извещения является модификацией вызова адвоката на допрос, который следователи использовали ранее. «С одной стороны, его появление, вероятно, связано с разъяснениями КС о том, что в определенных случаях с согласия доверителя адвокат может сообщать некоторые сведения, составляющие адвокатскую тайну. С другой стороны, это может быть связано с тем, что наша Комиссия последовательно указывала в отказах следователю в вызове на допрос на то, что отсутствует согласие доверителя, а без его согласия адвокат не вправе предоставлять какую-либо информацию», – отметил Сергей Краузе.

Первый заместитель председателя Комиссии Владислав Лапинский добавил, что палата не видит необходимости в допросах адвокатов в данных случаях, поскольку законных оснований для этого нет. «Ситуация, когда следователь допрашивает подзащитного и получает его согласие на допрос адвоката не тем путем, который предусмотрен КПЭА, недопустима», – подчеркнул он.

Дмитрий Коваленко рассказал, что подал на имя следователя заявление об отказе от дачи показаний в связи с противоречием его требований действующему законодательству. Больше он адвоката не вызывал.

Ирина Голобородько отметила, что в настоящий момент данный вопрос находится на контроле АП Санкт-Петербурга. Адвокат рассказала, что на допрос ее так и не вызвали.

Оперативно получить комментарий из ГСУ СК России по Санкт-Петербургу не удалось.

Материал скопирован 27.07.2019 на сайте ФПА РФ - https://fparf.ru/news/all_news/news/67014/
Наш адрес:
Москва, ул. Пермская, 11, стр. 1,  офис 404
Телефоны:
+7 (926) 528-65-20
+7 (906)-775-74-77
Читайте в соцсетях!
Ваша надёжная защита
14+
Назад к содержимому